ДО КРЕЩЕНИЯ


Автобиография до крещения

Первый вдох я совершил в 3 часа 12 минут местного времени 8 марта 1947 года в пос. Ново-Георгиевка Хасанского (бывшего Молотовского) района Приморского края России (для любителей "точных" наук типа астрологии!).
До рождения плыл на пароходе в Порт-Артур и получил на нем свое имя. Моей матери, Надежде Петровне, понравился попутчик - маленький мальчик с таким именем. Мой отец, Савва Давидович, в то время был военнослужащим. После победы в 1945 году он был коммандирован на Дальний Восток.
Не дослужив пары лет до военной пенсии, отец демибилизовался в звании майора и перешел от работы в военных редакциях на работу в гражданских издательствах и газетах.
Я помню, как прослушал первую оперу в Новосибирске. Буквально, так как заснул под увертюру. Мне было около пяти лет.
После Новосибирска несколько месяцев детского возраста прожил на стройке Новосибирской ГЭС. В семь лет я проплыл свои первые метры. Это было около крутого берега Оби. В сотне метров от берега был остров, на котором виднелись молодые люди в купальниках и плавках. Молодой сотрудник моих родителей рвался туда, но родители плавать не умели. Тогда он спросил у меня, не сплаваю ли я с ним на остров, если умею плавать. Я сказал, что умею, сделал пару шагов в сторону острова и потерял дно. Как-то проплыл вокруг родителей, отдышался и сказал, что до острова не доплыву.
В то лето я еще и украл в первый раз. И запомнил слово "украл", когда просил прощения.
Это слово мне пригодилось, когда, сидя рядом с чемоданами, отец пересчитывал большую пачку денег. Я сказал: "Ого, сколько денег! Ты что, их украл?" За что получил от отца с ноги. В первый и последний раз. Так мне запомнился переезд из Новосибирска в Кишинев через Харьков.
Первый класс я закончил в Кишиневе, а второй - в Леова. Там я научился ездить на велосипеде.
Потом опять был Кишинев, и третий класс я закончил уже в Тараклии.
Мы жили в съемной однокомнатной мазанке с земляным полом. Недалеко от нас была больница, из которой я однажды сбежал, когда закончилось место для уколов пенициллина. Примерно на таком же расстоянии, но в другом направлении, был источник на склоне оврага, у которого по вечерам собирались женщины и дети с ведрами, бидонами и другими емкостями для воды. Днем, когда людей почти не было, бидон можно было наполнить за несколько минут. А по вечерам ждать своей очереди было скучно, поэтому дети играли кто во что мог.
Купаться мы ходили километра за два вдоль полей с потрескавшейся землей. Речка была узкая, мелкая, с илистым дном. Надо было пройти метра 3 по колено в иле, потом метра 3 проплыть, стараясь не касаться дна, и пройти еще метра 3 по илу на противоположный берег. Но это уже потом, после того, как дядя Миша научил эти 3 метра проплывать.
Однажды мы узнали, что немного дальше есть больше воды. Где-то в лесу. И мы пошли. Шли раза в два дольше, но часть пути прошли через прохладный лес. И дошли до большого водохранилища. Накупались в чистой воде от души. А потом стали играться на плавающем дереве. И доигрались. Дерево постепенно отплыло, и все решили вернуться на берег. Кроме моего младшего брата. Мы его уговаривали, а дерево отплывало. Взрослых не было. Только далеко на дамбе был виден рыбак. Прикинув, сколько времени мне понадобится добежать до рыбака и привести его обратно, я решил рискнуть. Долго плыл и проплыл все-таки этих метров 10. Потом начал плыть к берегу вместе с деревом и братом, а тут и пацаны подоспели. С тех пор я не боюсь плавать на большие расстояния.
Часть лета мы провели в детских играх с соседскими детьми, и вдруг все затихло. Тишина. Дети разъехались, брат в лагере, родители на работе. Игрушек для десятилетнего мальчика нет. Кроме зноя нет ничего целый день!
А вечером: "Мама, мне скучно!" - много раз.
Наверное, я ее очень достал, раз она повела меня в библиотеку. Там мне вручили книгу и сказали, что скоро состоится диспут, и мне надо будет рассказать о прочитанном. Что такое "диспут" я не знал. Но делать было нечего, и я начал читать. Потом этот диспут состоялся, я что-то рассказал, и мне вручили памятный подарок. Подарок я тоже прочитал. Дети еще не вернулись, и я пошел в библиотеку. И на многие годы перестал скучать. Если была хоть какая-нибудь книга.
Потом были Харьков, Нальчик и Черкесск. И опять Харьков. В Харькове я учился в четырех школах и техникуме связи.
Нам по 14 и меньше лет. Мы лежим на Алексеевском пляже. Это уже в Харькове. Братья из соседнего двора наперебой рассказывают о выступлении артиста с сеансом гипноза. И показывают, что он делал. Это было интереснее даже той книжки, которую я в то время читал.
Мой круг чтения постепенно расширялся. С возрастом я перешел от сказок народов Мира к их легендам и мифам, изданным в Советском Союзе. Позже перешел к научной фантастике, зарубежной фантастике и детективам. Но прочитал и Забавную Библию, и Забавное Евангелие.
Однажды брат принес домой первое издание книги А.П. Слободяника "Психотерапия, внушение, гипноз". Ее я тоже прочитал. И вспомнил разговор на Алексеевском пляже.
Больше всего в книге меня заинтересовало описание аутогенной тренировки. И я попробовал ей заняться. Но не долго.
В шестидесятые годы прошлого века активно работал самиздат, и я узнал многое из примитивных книг об оккультизме. Заодно прочитал и Ромена Роллана.
Во время службы в армии мне стала доступной дивизионная библиотека. Дивизия формировалась, и офицерам читать было некогда. Тогда я прочитал много собраний сочинений разных авторов, даже Достоевского.
Мне повезло, и я побывал на выступлении Вольфа Мессинга перед военнослужащими. Было интересно.
Однажды я попал в госпиталь с проблемами ЖКТ. Меня поместили в изолятор, и я две недели был в одиночестве. По какой-то причине выскочила гемороидальная шишка, и не уходила. Врачу я об этом не говорил, так как не хотел вероятной операции. Но вспомнил об аутогенной тренировке. Быстро восстановил навыки и даже научился ощущать, а потом и видеть внутренние органы. Смог напрягать кольцевые мышцы вен и обнаружил, что в шишке они не кольцевые. В общем, старался как мог, но шишка не проходила. Перед выпиской все-таки сказал об этом врачу. Он (хирург) пожалел, что я не сказал об этом раньше, дал мне свечу, и шишка спряталась. Аутогенная тренировка на время была забыта.
После демобилизации встал вопрос о продолжении образования. Перед призывом в армию я был радиолюбителем, закончил Харьковский техникум связи и служил в войсках связи. Поэтому специальность была определена. Осталось подготовиться к вступительным экзаменам. В диване хранились годовые комплекты журнала "Наука и жизнь" с конкурсными заданиями по математике и физике. Я достал один из них, раскрыл и с удивлением уставился на непонятные мне тексты задач. "Как это так?,- подумал я,- Ведь многие из этих задач я решал в уме?" И две недели не выходил из дома, пока не вернулась утерянная было способность.
К этому времени и друзья демобилизовались и позвали на работу в Днепропетровск. Инженером. И я поехал в Днепр.
Там я работал, поступил в институт, перевелся в Одесский институт связи на заочное отделение, женился, родил сына, закончил институт, развелся и вернулся в Харьков. Кроме того, за это время полюбил творчество Джека Лондона и прочитал много книг по эзотерике и самовнушению. Но помнил об аутогенной тренировке.

В Харькове через некоторое время женился на вдове. Ее дочь приняла меня как отца. Родил еще одну дочь. И живем вместе уже более 40 лет.

Я прочитал множество книг с "научной" и ненаучной фантастикой. Несколько книг по философии, оккультизму, магии, йоге и целительству и сейчас имеются в моей библиотеке. Я их уже давно не читаю, но и не сжигаю: "не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека."(Матф. 15, 11). Но значительное воздействие на меня оказали только книги по китайской алхимии (Даосизм), работы К.Кастанеды, Б.Бреннан и М.Лайтмана (каббала).
Около двух лет изучал я алхимию по самиздатовской книге Лу Куань Юя "Даосская йога". Читал с начала и конца, вдоль и поперек. Пока не решил выполнить упражнения. Это привело меня к осознанию и ощущению сути алхимических процессов. Почти все, ранее прочитанное и исследованное в области философии и йоги и хранившееся в виде отрывков знаний и умений, пришло в систему:

1.Человек стремится к бессмертию своего самосознания.
2.Путей к такому бессмертию на первый взгляд много.
3.Практические достижения на этих путях проверяются и закрепляются учениками.
4.Записанные и забытые на практике учения через сотни лет становятся философиями и (или) религиями.

Результатом первого просветления стало осознание и использование механизма "воздуходувных мехов", "микрокосмической орбиты", "воспроизводящей силы" и метода ее накопления. Для дальнейшей работы в этом направлении требовался уход из семьи, который я посчитал преждевременным.
Силы, полученной за 2 года попыток понять алхимию и занятий ею, хватило на отказ от курения и употребления алкоголя.
Но реальным подтверждением силы являлось "выбивание" (и освоение) одного из первых приобретенных институтом персональных компьютеров и плоттера в малочисленную узкоспециализированную группу одного из вспомогательных отделов этого крупного проектного института, штат программистов которого в несколько раз превосходил численность группы. Человек, знакомый с бюрократией периода советского застоя, правильно оценит этот факт.
Важным стало осознание того, что в древности человек мог рассчитывать только на свои чувства. Он описывал то, что ощущал (видел, слышал и т.д.) ученикам или учителю, по аналогии с ощущениями привычного мира. А через тысячи лет люди, измеряющие духовность количеством прочитанных книг (как и я несколько лет назад), китайскую "Книгу гор и морей" пытаются привязать к физической географии Китая.
Итак, Даосизм ответил на вопрос: чему (и неправильно!) учат оккультисты.

Но в моей памяти было столько информации о разных школах и техниках, что одного ответа для приведения ее в порядок было недостаточно.
Да, стало ясно, что знание - не сила. Знание только указывает путь к силе, и этот путь надо пройти. Да, если идти, то, преодолев все препятствия на этом пути, можно прийти к конечному пункту на нем.
Но алхимия называет конечной тренировкой стирание своей личности после того, как любознательность будет удовлетворена. А буддисты говорят о нирване. О чем говорят йоги, вообще не понятно. Если не считать агни-йоги. Там отдал себя огню, и жди, пока сгоришь.
Поэтому оставалось много вопросов. Например, зачем все это нужно? Для чего нужен человек? Как наслаждаться жизнью и после нее? Есть ли жизнь на Марсе? Ой, это из другого...

К.Кастанеда описал процесс обучения магов. Этот растянутый на много десятков лет процесс часто приводит только к тоске по любви и смерти от обид, заработанных в неравной борьбе с лукавым.
Льстивый бес утверждает, что он не может обманывать! И ему верят десятки лет! Потом оказывается, что ученик находится внутри своего учителя, который внутри своего и т.д., и ничего нового больше не узнаешь. А все, что узнал до тех пор, находится внутри тебя самого. И приходится умирать от обиды и разочарования, так как ни путь силы, ни путь знания от лукавого, как известно со времен Адама и Евы, ничего другого дать не может.
"Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем" (Иоан. 6,56),- говорит Господь. Как крещенный, Кастанеда мог бы знать об этом и использовать это знание для добрых дел, если бы не желание силы и знаний во что бы то ни стало. А кто допустит грешного и нераскаявшегося христианина на духовный уровень? Такой человек умирает, ибо "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его."(Mатф. 16, 26-27)
Итак, Кастанеда ответил на вопрос: как (и неправильно для будущей жизни!) учат настоящие маги. Это знание я считаю своим вторым просветлением.

Каббала дала знание о многих духовных Мирах между Богом и человеческим телом. До этого ни одна книга об этом не говорила.

Между тем моя приемная дочь подросла, и у нее появилась липома. В нашем доме жил хороший детский хирург, который ее удалил. Но через некоторое время появилась другая, потом третья. Жена в трамвае услышала, что на Холодной горе есть целительница, хорошая и дешевая. И повела дочь к ней. Ходить надо было долго, и через некоторое время и мне пришлось вести ее туда. Так я познакомился с русской целительницей. Тогда она денег в руки не брала, и денег люди давали мало.
Мне повезло, и я наблюдал ее развитие от получения дара до отказа от церкви. К отказу привела ее борьба за клиентку с сильным деревенским колдуном. В конце концов они договорились не трогать клиентов друг, но было уже поздно. Как она сказала,- "Я же не могу идти в церковь, так как "они" мне запрещают. Потому что "они" помогают мне лечить". Но это случилось потом, через несколько лет после нашего знакомства. Когда я уже ходил в церковь.
Однажды, когда я еще водил к ней дочь, она предложила полечить меня. Она без всяких пояснений посадила меня на табурет и наложила руки на голову. Подержала, сняла и сказала, что надо будет прийти несколько раз. Я приходил сначала с дочью, а потом, когда липомы исчезли, и сам.
Мне клали руки на голову, и рассказывали истории из жизни целительницы. Как-то во время сеанса к ней зашла женщина, экстрасенс. Предложила свои услуги и они поменяли руки. Я увидел две светящиеся белым светом ладони на своей голове и подумал, что могу и сам лечить. Наверное...
Сеансы продолжались. Список ее молитв и заклинаний расширялся. Это было видно по листкам бумаги, вложенным в общую тетрадь. Во время одного из сеансов она сказала, что выгнала из меня какого-то китайца. Я решил, что это был автор книги по алхимии. Но надо было прийти еще.
И вот как-то раз она встретила меня с радостью и нетерпением. Я понял, что произошло что-то необычное. Она наложила мне руки на затылок, и я почувствовал, как зашевелились сосуды в черепе. И как горячая кровь начала их наполнять. Целительница перекладывала руки сначала на макушку, потом надо лбом, и горячая кровь разливалась по сосудам мозга за ее руками. Изнутри было видно, как красные потоки заполняли темные каналы. Тогда я вспомнил, что однажды на работе я одел шапку, в которой была земля.
Потом, уже по ее инициативе, мы несколько раз встречались, поэтому я знаю историю ее падения.

В поиске пути я пришел на курсы "Биоэнергетика в каждый дом", учитель которых общался и учился у своего предка в пятом поколении, одновременно посещая православные храмы.
Учились мы модным в то время пассам 5 дней. В конце этого семинара ученикам было предложено почистить печень яблочным соком и растительным маслом в течение четырех дней. А затем начать голодание на воде. Мне достался цикл из трех голоданий продолжительностью 23, 27 и 31 день с сорокадневным перерывом между ними: 10 дней - выход из голодания и 30 дней - восстановление. Я выдержал это испытание. При этом ходил на работу пешком по 3 км туда и обратно, кроме нескольких последних дней каждого голодания. За 23 дня потерял в весе 37 кг, а за 31 - 17 кг.

Во время голодания надо было читать молитву Отче наш почаще, и я ее выучил.
Через некоторое время я осознал необходимость в защите от этого учителя и стал искать защитника среди множества богов, знакомых мне по курсу атеизма.
Тщательный перебор богов привел меня (по моему восприятию в то время) к Иисусу Христу. Он своих не бросал. Конечно, на самом деле уже в то время мной, как и всеми другими людьми, руководил Господь. Но я крестился с такой эгоистичной мыслью: даже если Иисус Христос не Бог, он был сильнейшим целителем уже 2000 лет назад. И по своему милосердию при необходимости сумеет меня защитить от мага возрастом лет около двухсот.
Крещение и было четвертым (и окончательным) просветлением, так как последующие были всего лишь следствиями.
Но осознать это я смог только постепенно, учась методом проб и ошибок. "Все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла."(1 Фес, 5, 21-22)
Иисус Христос ответил на вопрос: кто (и правильно!) научит всему и навсегда. Именно это знание я считаю своим настоящим просветлением. Оставалось только пройти путь. Перед крещением мной было сформулировано два желания-просьбы: хочу подняться наверх и посмотреть на духовные практики сверху вниз и понять их; хочу, чтобы все мои пациенты стали здоровыми. Просьба о спасении была в основании решения креститься.


ДО КРЕЩЕНИЯ